Студенты университетов Малаги проигрывают стипендию в азартные игры

| | ,

Президент Малагской ассоциации игроков, проходящих реабилитацию (Amalajer) Франсиско Абад признает, что все больше и больше студентов живут одни и проигрывают в азартные игры тот небольшой доход, который у них есть. «Это главная проблема. Некоторые молодые люди, не так давно начали трудовую деятельность и уже имеют очень большие долги», — предупреждает он.

Для подростков игра стала нормой. Легкий доступ к спортивным ставкам и азартным играм (в основном рулетке, покеру и игровым автоматам) обычно стоит за пристрастиями все более молодой публики. Эксперты уже выявляют даже несовершеннолетних, которые используют перерыв в институте, чтобы делать ставки в игорных залах с удостоверением личности уже совершеннолетнего партнера. «Очень часто можно увидеть группы у дверей этих помещений около 12 часов утра», — говорит глава ассоциации, которая обслуживает около 350 пользователей с пристрастием как к онлайн-играм, так и к очным играм. «Раньше мы видели людей, которые играли онлайн, а сегодня еще и в салонах, потому что сразу там забирают приз. Это привлекает», — объясняет Абад.

Патологическое пристрастие к азартным играм представляет собой реальную социальную и медицинскую проблему, которая приобрела более чем значительный размах благодаря, прежде всего, новым возможностям, предоставляемым технологиями, а также «эффекту призыва», порождаемому рекламой. Третьим ключевым моментом является «легкость», с которой, по словам президента Ассоциации игроков на реабилитации, молодые люди имеют доступ к быстрым кредитам в размере 3000 или 6000 евро, чтобы взять на себя «ужасные долги», которые они берут на себя, сорвать «джек-пот». «Есть дети, которые получили от 70 до 80 кредитов на платформах, о существовании которых мы даже не знали. Игрок хочет немедленного получения денег и не заботится о том, что от него требуют. Он думает только об игре», — уточняет он.

Ситуация усугубляется, когда семьи недостаточно осведомлены о зависимости, которая окружает их детей. В Amalajer знают, что пары больше вовлечены в терапию, чем родители. «Они думают, что их дети маленькие и что они должны делать определенные вещи. Они не соответствуют стандартам, требуемым лечением», — подчеркивает руководитель ассоциации.

Реабилитация игроманов, которая обычно длится около двух лет, проходит непросто. 93% игроков, отказавшихся от лечения, через несколько месяцев возвращаются с «теми же проблемами и новыми долгами». «Есть родители, которые ведут своих детей вперед. Проблема в тех, кто думает, что их ребенок больше не будет играть и что он просто оступился. Я бы хотел, чтобы это было так, но мы видим, что в действительности все обстоит иначе», – подчеркивает президент Amajaler.

Есть пользователи в возрасте 18 или 20 лет, которые приходят в ассоциацию, зная, что у них есть проблема. Они делают это «полностью убежденными», что собираются реабилитироваться. Другие пытаются обмануть себя и думают, что «если бы у них не было долгов, они бы играли более контролируемо». «Это не так. Бывает, что каждый раз «нужно больше денег и больше времени на игру. Это часть болезни. Таковы зависимости», — подчеркивает Франсиско Абад.

Наиболее частой патологической азартной игрой является пристрастие к азартным играм в казино, за которым следуют ставки на спорт. «Во всех игровых залах есть электронные рулетки. Мы не можем забыть игровые автоматы, в которые обычно играют люди в возрасте от 30 до 35 лет в барах и столовых», — уточняет он, осуждая вседозволенность этих помещений и требуя дополнительных проверок. «Штрафы должны быть образцовыми, и их нельзя допускать к повторному открытию», — говорит он.

Кликни 👇 на иконку, чтобы поделиться
Предыдущая

Количество случаев заражения короновирусом немного снижается

Названы регионы Испании с самой дорогой недвижимостью

Далее